095-3

 

29 Августа

 

Бег 15 минут сегодня был, ну а все остальное как прежде, не буду повторяться.

Далее – КОШЧИК!

Он не мог несколько дней сходить нормально в туалет. Садился на горшок, долго тужился, но ничего из него не выходило. А вот недавно всю ночь так просидел, потом сходил кровью.

Сносили его в ветеринарную клинику, там воткнули катетер ему, и откачали кровь плюс мочу. Выяснилось, что у него неизлечимая болезнь – непроходимость почек, или что-то такое. Меня не было в тот момент там, я бегал, это уже сестра позже рассказала.

В итоге.

Это вот дерьмо пришлось выкидывать:

 

 

И переводить кота на дорогой корм, так как вся эта байда случилась именно из-за некачественного корма.

Перевели на такой:

 

 

* * *

 

Далее в этот день я встречался со своей подругой.

Но для начала – немного предыстории, хоть я уже и немного рассказывал ранее.

Так вот, подругу я знаю несколько лет, время от времени общаемся как по интернету, так и вживую.

Лично я BDSM люблю, и она это знает, но сама к нему особого пристрастия никогда не испытывала. Поэтому, каково было мое удивление, когда она мне в контакте в один из дней пишет – «Антон, теперь я тоже люблю BDSM!».

Разумеется, через некоторое время я узнал у нее подробности всего этого, так как мне действительно было любопытно. Но вот самое интересное. Я подумал – у меня есть мой проект LoveSexBdsm.ru. Проект этот, ко всему прочему, охватывает такие темы, как секс и BDSM.

У нас же в России – многие считают BDSM лишь бестолковым извращением, поэтому у меня есть желание взять и популяризировать это в России (даже больше – на русскоязычном пространстве), показать наглядно, что это классно и очень интересно всем этим заниматься, вносит в жизнь новые яркие эмоции, ощущения и переживания. Поэтому родилась идея – брать нечто вроде интервью у людей, которым это нравится – и выдавать в массы.

В общем, ладно, ближе к телу, точнее – к делу.

Встретились мы сегодня с Яной, и несколько часов погуляли по городу. В процессе прогулки – я побеседовал со своей подругой, позадавал ей разные вопросы, и все записал на диктофон.

Вечером пришел домой и перебил все в текст.

А теперь вот выкладываю здесь.

Лично я для себя из нашей беседы кое-что понял (парни, для вас в первую очередь). Интервью мне помогал брать один из енотов, сидящих в моей голове, поэтому с моей стороны диалог будет вестись от лица этого самого енота.

 

Откровенная беседа с Яной

 

Енот Ашот — Что ты думала о BDSM до полученного опыта? Какие мысли, какие представления были об этом?

Яна — Какие-то крайности, с издевательствами — это да. Не хотелось смотреть на это, мне было жалко людей, которые в этом участвуют, даже если по порно. Это ужасно. А вообще — мне всегда нравилось что-то такое, болевое. Когда что-то резко, жестко происходит… Просто, мне хотелось, чтобы парень был со мной жестче, чтобы он вел себя как мужчина, которому я должна подчиняться.

Енот Ашот – То есть у тебя изначально были такие интересы?

Яна — Да. Он, мой парень, не очень любит какую-то боль причинять.

Енот Ашот — Погоди немного про парня, давай о твоем отношении к BDSM. Изначально, получается, у тебя был какой-то к этому интерес? Ты говорила про болевое — про что именно? болевое бывает разное — порка, пощечины и т.д.

Яна — Да, мне хотелось чего-то такого. Может быть, даже это складывалось из моих страхов каких-то. Почему страхов — потому что знаешь, чего мы боимся очень сильно — возможно, того мы отчасти и хотим. Т.е. нам нужная какая-то встряска.

Просто у меня были такие случаи, у меня постоянно были проблемы с этим, часто какие-то мужчины приставали, в школе, в университете. Постоянно кто-то приставал, навязывался. Один раз был даже случай, связанный с изнасилованием. Смысл в том, что это было как раз в подростковом возрасте, в 11 лет, когда что-то формируется

Енот Ашот — Желания, мысли, или что?

Яна — Мысли, да, желания. Просто именно в этом возрасте — все вот эти впечатления. Просто я поняла, что вот этот вот адреналин, что тебя застукают, или меня кто-то тронет, или обидит...

Енот Ашот — Ты сейчас несколько тем в одну смешала. Обидит кто-то посторонний — что ты имеешь в виду?

Яна — Ну, если меня начнут как-то к чему-то принуждать...

Енот Ашот — Это уже немного другое.

Яна — Да, это другое, и это меня возбуждало.

Енот Ашот — Тебя возбуждали именно мысли об этом? Со скольки лет, ты говоришь?

Яна — Да, именно мысли возбуждали, лет с 11 где-то. И еще знаешь, авторитет отца здесь играет роль. Потому что я так считала. У меня отец — он диктатор, и мне это не нравилось. Было много ссор, скандалов, с матерью там, в каком-то отношении. Но в другом отношении, если так подумать, я же все равно видела в нем своего будущего мужчину.

И знаешь, в итоге я все-таки поняла, что мне нужен такой авторитетный мужчина, который может меня держать в узде. Потому что вот мой парень — он меня не может держать в узде. Поэтому я сама стараюсь себя контролировать, и чтобы не было разного рода проблем — принудительно стараюсь быть верной. Но, по сути — я не такая, я не могу быть такой!

Енот Ашот — Ты пробовала разговаривать со своим парнем на эту тему?

Яна — На тему как раз БДСМ я ему говорила — давай попробуем то, се... Я говорила, давай где-нибудь найдем веревку, или ты сам купишь...

Енот Ашот — Какая ты смелая девушка, предлагать такое первой =)

Яна — Да. Я ему предлагала все это, а он не хочет. Он не любит такое.

Енот Ашот — Т.е. вы даже ни разу ничего не попробовали?

Яна — Ну, как ничего, был жесткий секс, но это не назовешь БДСМ все равно. Лишь отчасти, и это все происходило как-бы неестественно. Мне, конечно, нравится все это, но получается так, что я сама этого хочу и говорю — вот, возьми меня за волосы, или еще что-то.

Но я не хочу этого говорить, я хочу, чтобы он это делал сам! А он не такой, понимаешь? Даже если он все это делает. Да, мне доставляет это удовольствие, но мне доставляет удовольствие уже сам секс, а не процесс того, что меня за волосы взяли. Потому что я вижу, что это неестественно для него. И я понимаю, что менять его — это как-то не очень...

Енот Ашот  — Видимо вы много раз попробовали такое, а потом забили и перестали такими вещами заниматься? Или как?

Яна — Ну, как тебе сказать. Я же не могу каждый раз говорить ему — вот сделай так и так...

Енот Ашот — Ты ему говорила, говорила, и потом вдруг перестала говорить, и он сразу же перестал делать, правильно?

Яна — Ну да, он перестал. Немножко он прислушивается, конечно, вспоминает, что я это люблю и начинает это делать. Но все равно — в основном это все не то, чего я хочу...

Енот Ашот — А что ты просила его делать? Вот моя бывшая, помню, меня просила то же самое — возьми меня за волосы, назови меня шлюхой, ударь меня по лицу (пощечина) и все в таком духе. Первый раз меня это шокировало от неожиданности, ну да ладно.

Яна — Да, вот я как раз просила его назвать меня как-то. Я еще до самого секса просила. И знаешь, он не может мне этого сказать. И если даже говорит — получается очень неестественно, не те слова говорит, и это уже не так заводит. И вот это я ему много раз говорила, что я не люблю, когда я... парень во время секса тоже же должен что-то говорить.

Енот Ашот — Скорее всего, все то немногочисленное, что вы пробовали в сексе — в этом ты была инициатором?

Яна — Да.

Енот Ашот — И что еще ты инициировала, какие вещи?

Яна — Ну, я хотела, чтобы он прижимал меня к стенке...

Енот Ашот — В смысле поцелуи, секс, или как?

Яна — (легкий смех) — я не могу вообще с тобой разговаривать!.. Я хотела, чтобы он меня пытался прижать к стенке, взять за волосы, как-то насильно раздеть, чтобы он сам меня раздевал, чтобы он мои руки сковывал так, чтобы я их не могла отпустить вообще никак, как бы я не пыталась.

 

 

Енот Ашот — Т.е. твой парень не делал ничего из того, о чем ты сейчас сказала, к стенке не прижимал?

Яна — Ну так, немного. В основном — не получалось ничего такого конкретного. И он еще очень боится причинить мне боль. Я сама тоже этому противостояла, потому что когда он что-то совсем резко или больно сделает — мне это было неприятно. Я выражала свое недовольство, но я не говорила ему, что мне больно, просто это было видно по моему лицу, и он прекращал это. А может мне наоборот хотелось этого!

Енот Ашот — Хорошо, с твоим парнем все понятно, мы много про него говорили. В общем — с 11-ти лет тебя начали привлекать всякие подобные вещи?

Яна — Да, адреналин, риск, я всегда это любила. Был у меня когда-то один парень, который даже не в сексе — постоянно шел на какой-то риск, и меня в такие моменты хватал с собой, и это было для меня таким стимулом, таким счастьем...

Енот Ашот — Т.е. получается с твоих слов, что все эти вещи тебя интересуют, но как таковой BDSM — тебе он не нравился, или как? Как ты относилась в целом к BDSM раньше?

Яна — Я просто не знала, что это, поэтому негатива или позитива не было, как-то нейтрально. Я знала и видела, как это примерно бывает, но не понимала, как это, не понимала, может ли это быть приятно.

Енот Ашот — Т.е. были просто мысли, что, если бы у тебя такой опыт случился — то он, возможно, был бы тебе приятен?

Яна — Да.

Енот Ашот — Хорошо. И вот теперь тот самый момент. Ты встретила того самого человека, о котором ты мне ранее рассказывала, и он сделал то, чего раньше никто не делал, и тебе это понравилось?

Яна — Угу.

Енот Ашот — И с чего все началось?

Яна — Просто знаешь, он повел себя поначалу очень по-джентельменски. Он сразу показал себя как мужчина, а не как какой-то извращенец или дебил. Он вел себя очень по-джентельменски, и при этом – по-мужски. Я чувствовала, что в нем есть какая-то власть, какая-то сила.

В нем меня привлекала не какая-то внешняя мишура, и т.д. Меня в нем привлек именно этот вот его стержень, который я в нем чувствовала. Во-первых — в его голосе. Во-вторых, в том, как он ставил свою речь, свои слова. В-третьих — он постоянно помогал, при этом не спрашивая, и делал все. Т.е. физически как-то помогал...

Енот Ашот — Как-то это как, сумки помогал носить?

Яна — Сиденье мне в автобусе (междугороднем) помог передвинуть, сумки таскал, не спрашивая. Сопротивления мои были абсолютно бесполезны вообще в принципе.

Енот Ашот — А ты посопротивлялась?

Яна — Ну да, я просто беру свою сумку, а он просто вырывал ее у меня из рук. Я говорила — давай я сама понесу, зачем ты будешь мои сумки таскать, тем более что она не тяжелая...

Енот Ашот — И много ты сопротивлялась этому?

Яна — В том-то и дело, что не много, потому что мне понравилось, как он себя ведет. И даже вот, когда мы проходили границу, он себя сразу показал резко и по-мужски. С таможенниками он в дискуссию вступил, не боясь ничего.

Я так подумала, другой вот парень, если не чувствует своей власти, боится чего-то, или думает, что не решит и не разгребет эту проблему — он думает, что как-то спокойно эту проблему решит, утихомирит все это. Они до него докопались, что он за линию вышел, а он начал сразу резко отвечать.

Т.е. он не нападать на них начал или матами крыть, он все показал уверенно и аргументированно. Такой человек, с которым не страшно, ты чувствуешь его силу и то, что он решит все эти проблемы, разберется, что это все ему без разницы. Он вел себя сразу на порядок выше этого, может, поэтому он и нравится женщинам.

Енот Ашот — Отлично, то, что ты сказала — это важнее всего того, о чем мы будем говорить дальше, потому что с этого все и начинается.

Яна — Да, вот с этого все начинается. Как раз вот в этом все и дело. И вообще, он такой человек, который любит контролировать ситуацию, как он на работе контролирует и людей, и ситуации, и вообще все, что происходит. Он сам говорил, что любит все в бизнесе контролировать, что не любит посредственных людей.

В общем — вообще про свою жизнь начал рассказывать. Смысл в том, что он показал себя так, но я совсем не думала, что он любит вот такое доминирование жесткое. Я не осознавала этого, да я и не думала о сексе с ним, не думала, что у нас с ним что-то потом завяжется. Я начала его просто уважать. Все начинается с какого-то уважения, он начал мне нравиться просто как человек.

Енот Ашот — Интересно, как у вас дальше все перешло в секс и во все эти BDSM дела?

Яна — Просто даже в автобусе, когда мы сидели, у нас какое-то сильное притяжение началось друг к другу, с нашей первой встречи. Я сразу поняла, что он очень чувственный парень, и он меня не испугал.

Если бы начал как-то резко меня целовать, или кусать, или что-то подобное — может быть, он меня испугал бы. Но он вел себя как-то более чувственно. Он сам откровенный человек, и через некоторое время мы с ним начали хорошо общаться, он уехал в другой город, и через какое-то время, когда он приехал...

Т.е. в это время мы переписывались, общались, начали разговаривать на тему, что нам нравится в сексе. Нужно конкретно определить какие-то границы для себя, потому что сейчас такое время, и эти отношения — это ведь не постоянные отношения, не любовь. Поэтому мы сразу начали обсуждать, что нам нравится в сексе.

Он меня спросил — что ты вообще любишь? И он немножко сразу угадал, а я еще в автобусе сразу поняла, что он любит какие-то жесткие вещи в сексе. Он любит минет, во-первых, это сразу было понятно.

Ну, т.е. смотри, если при первой встрече тебе парень начинает в рот засовывать пальцы... Я имею в виду, что еще в автобусе парень, с которым ты в первый раз познакомилась, у меня такого еще не было, что...

Он просто целует обычно, просто целует парень, да? Обычно, когда люди встречаются, у них все начинается с обнимашек, скромных поцелуев, люди как-то примеряются губами, а он сразу начал показывать, что он главный, даже по поцелуям.

 

 

Енот Ашот — Как это было ясно по поцелуям, что он главный?

Яна — Ну потому что вот, даже когда человек обычно начинает целовать, он первый целует. Вот и он начал первым целовать, и начал это делать импульсивно, не ласково. С первого же поцелуя. Он сразу сделал так, как ему нравилось, и сразу показал, что он страстный. И он показал, что ему нравится минет тем, что начал засовывать свои пальцы мне в рот... Так вот звучит это! =) (смех).

Енот Ашот — Звучит да, не очень, на деле это, наверное, получше выглядит =)

Яна — Да, и вот этим самым он, наверное, хотел определить. Не все же девушки вообще это поймут. Есть такие девушки, которые скажут — ну че ты мне пальцы в рот суешь?! Это как-то странно! Для некоторых это ведь будет странно, да?

А моя реакция была хорошей, и поэтому он сразу понял, что я буду минетом заниматься. Потом он постоянно меня пытался к себе притянуть. Даже если я хоть немножко отодвигалась, он СРАЗУ меня к себе притягивал, на первой же встрече.

А когда уже он мне сказал, что ты вообще любишь в сексе и чего хочешь... Т.е. он мне конкретно таких вопросов не задавал, а он мне сам говорит — Вот я люблю такое, допустим, а ты, наверное, любишь вот такое?

Т.е. он даже не предугадал, а предположил, но угадал! Он мне сказал — по тебе сразу видно, что тебе нужно доминирование над тобой и тебе это нравится, ты не такая девушка, которая будет сама инициативность проявлять.

И в итоге — я думала, что первый раз все равно будет обычным. Попроще, если честно.

Енот Ашот  — Давай про сам процесс, как это у вас было?

Яна — Он просто незнакомую девушку, с которой один раз встретился — он просто изнасиловал, вот так вот (смеется).

Енот Ашот — Это было на какой-то съемной квартире, или как?

Яна — Слушай, вот все ты хочешь узнать! Ты все это будешь описывать? (смеется).

Енот Ашот — Ну да, я же не только для себя это записываю, а хочу, чтобы и другим людям было понятно. В общем, у вас было какое-то место, квартира...

Яна — Он сам заранее приехал ко мне в город, снял квартиру и пригласил меня к себе в гости. Естественно, сразу понятно, что не просто в гости. Потом я пришла к нему, он меня встретил, завел в подъезд, открыл двери, открыл двери в помещение, в квартиру, вел себя как джентльмен. Но потом — начал вести себя сразу не как джентльмен (смеется)…

Енот Ашот — Сразу в квартире, с порога?

Яна — Да, в прихожей.

Енот Ашот — И как это было?

Яна — (смеется) …ты хочешь прямо все узнать? Ну да, тебе же нужно все узнать...

Енот Ашот — Да, а ты так стесняешься об этом говорить...

Яна — Ну, не знаю, просто ты мой друг, просто как-то не знаю...

Енот Ашот — Ну, привыкай к тому, что вот такой я друг.

Яна — Такой ты друг? (громко рассмеялась). В общем, я была в платье, он сразу стянул с меня... (смущается) …глупости все это, какие-то откровения, я не могу о таком вообще с тобой разговаривать! (смеется).

Енот Ашот — В любом случае ты уже начала, поэтому давай продолжим.

Яна — Ладно, короче, он стянул с меня трусики, платье не трогал.

Енот Ашот — Какие у тебя мысли были, что в этот момент у тебя было в голове?

Яна — Ну, я не ожидала от него такого, у меня был какой-то обвал стереотипов чтоли... Еще были приятные эмоции, потому что мне такого очень давно хотелось. Но я боялась, потому что это был незнакомый человек, и я не понимала, чего вообще он хочет.

Я просто подумала — а вдруг я натолкнулась на какого-то извращенца, вдруг натолкнулась на парня, который меня в квартире закроет? Потому что он мне еще в другом городе писал, что он меня закроет в квартире и не отпустит до утра. Я ему писала, что у меня парень есть, все дела. После чего он написал, что он шутит. Но знаешь, я потом эту шутку начала буквально понимать.

Т.е. мы зашли к нему, и ты представляешь, он закрыл квартиру на ключ, полностью закрылся. И мне стало страшно сначала. Но я же вижу, он сразу родным показался, мне он понравился, естественно, я ему доверилась, но страх все равно немножко остался.

Ну а с другой стороны — я сильная девушка, поэтому не боялась, что меня вот сейчас убьют или что-то подобное случится.

Енот Ашот — Давай обратно к процессу вернемся, ты зашла в квартиру...

Яна — (смеется). …Ну, он, короче, всегда начинает секс с минета. Он другого не приемлет (смеется). Такие дела. А потом — все было резко, все было жестко, очень больно. И вообще все выглядело, как наказание чтоли какое-то...

Енот Ашот — А конкретно он что делал, за волосы может быть брал?

Яна — Ой, тебе все прям описать... ох, ладно, вспомню сейчас... Сначала он меня начал целовать, прижал к стене... сейчас, вспомню...

Енот Ашот — Приятно вспоминать, наверное? =)

Яна — (смеется) …Блииин, зачем ты эти темы...

Енот Ашот — Ты что, с друзьями не разговариваешь на такие темы?

Яна — Да вообще ни с кем не разговариваю... Сначала мы целовались, это было не долго. Потом он сразу поставил меня на колени, короче, начал все расстегивать, и я поняла, что ему это нравится все. Далее был минет. После этого он сам резко меня прижал к себе, как я была, в обуви, как я была, в платье...

Енот Ашот — Подожди, у меня один момент в голове не укладывается... Он поставил тебя на колени и снял трусики?

Яна – Значит, трусики он позже снял, после минета. Потом он меня на стол потащил в кухню... И так он меня по всей квартире таскал (смеется в голос).

Енот Ашот — Странно звучит... Ок, вы потом переместились на кухню, и что вы там делали?

Яна — Ну, на кухне на столе мы этим с ним занимались.

Енот Ашот — грубо или не грубо?

Яна — Грубо, вообще все было грубо! Он меня брал за волосы, у меня потом волос блин, если честно, он мне столько волос выдрал... Мне больно было, но и приятно тоже. Представь, тебя вот сильно-сильно тянут за волосы...

Мне было одновременно и больно и приятно, но больше приятно, от его поведения. Еще он сильно очень крепко брал меня за руки, без веревки, без ничего, своей мужской силой сжимал мои руки, все время меня бил...

 

 

Енот Ашот — Бил по лицу, пощечины, или как?

Яна — Нет, не по лицу (смеется). Короче по ягодицам он меня очень больно бил, прямо до слез. Такой секс был, что даже глаза слезиться начали, это жесть.

Енот Ашот — И что ты думала в этот момент?

Яна — Ну, для меня это было необычно. Но в самом конце, уже после всего этого секса, хочу сказать — это были просто самые радостные эмоции вообще в моей жизни…

Енот Ашот — Как он себя повел после секса? Пошел покурить, или же остался с тобой, по голове погладил? Люди же себя по-разному ведут.

Яна — Он пошел на кухню, попил воды, взял меня легонько за щеку, потом я начала очень сильно стесняться его, может, потому что это был первый раз с ним. После он меня вообще не обнимал. Лег на диван, включил телевизор, новости (смеется), посмотрел 5 минут, выключил, позвал меня к себе и мы заснули.

Енот Ашот — А ты сама после всего процесса что думала и как себя чувствовала, когда он телевизор начал смотреть?

Яна — Мне было просто офигенно... Были эмоции счастья, удовлетворения, и какой-то адреналин даже остался в крови...

Енот Ашот — Т.е. до этого у тебя такого никогда не было?

Яна — Да. И он, самое главное… я думала, что второй раз, когда у нас случится — у нас будет обычный секс. А он, оказывается, каждый раз делает так жестко, каждый раз бьет и делает все это...

Енот Ашот — Во второй раз тебе тоже все это понравилось?

Яна — Да. Я вообще думала после всего этого, что со своим парнем больше вообще не смогу заниматься сексом, потому что мне весь этот опыт очень понравился... Он буквально за 5 часов, с перерывами — столько всего устроил...

Всего у нас было три раза, потом он уехал. Еще у нас был секс на балконе. Представь — открытая лоджия, люди тебя видят... Представляешь? Восьмой этаж... Снизу была проезжая часть (смеется). Он каждый раз начинает жестко, без прелюдий, и всегда начинает с минета (смеется).

Енот Ашот — И как тебе на балконе, понравилось? Думала, наверное, увидят тебя соседи или нет?

Яна — Вообще круто. Я постоянно смотрела, думала, что кто-то нас увидит, потом уже только расслабилась. Сзади это было, без стульев.

Енот Ашот — В общем, все было также жестко — волосы, пощечины...

Яна — Пощечин не было, но он еще брал меня за горло и душил, один раз очень сильно больно сделал, я думала, что задохнусь там и сдохну… вообще жесть была (смеется).

Енот Ашот — За грудь как-то хватал?

Яна — Нет, ни разу.

Енот Ашот — Что-то еще у вас было, может, называл тебя как-то?

Яна — Да, называл...

Енот Ашот — Какими словами?

Яна — (громко смеется) — Блин, ну я вообще о таком не могу говорить...

Енот Ашот — Ну так ты уже все рассказала, куда теперь деваться.

Яна — Да ты знаешь эти слова все...

Енот Ашот — Шлюха, проститутка, далее все в том же духе?

Яна — Да, это тоже все нравилось.

Енот Ашот – Ты, наверное, вообще улетела от такого секса?

Яна — Да, просто улетела... Я потом знаешь, если честно, вот у меня, во-первых слезы были из глаз, тушь потекла вся... И я тогда почувствовала себя реально как-то красивее чтоли… Посмотрела на себя в зеркало, и почувствовала, что у меня кожа прям сиять начала, я так счастлива была! И еще у меня не было чувства, обычно, знаешь, хочется как-то поправить макияж...

Енот Ашот — Тебе было все равно?

Яна — Нет, я просто чувствовала себя вот реально красивой. Но все-таки да, мне было в этот момент вообще все равно на все вокруг.

Енот Ашот — А в ваш второй, третий раз — он тоже пошел после секса телевизор смотреть?

Яна — Ты знаешь, он включал телевизор потому, что у него сильно болела голова. И вообще, знаешь, он постоянно смотрит телевизор, новости, потому что хочет быть в курсе событий. Он не отстранялся от меня особо, просто я видела, что он становился немножко недоступнее после секса, мой вот парень себя так не ведет...

Енот Ашот — Тебе было приятно это? Что он после секса тебя не обнимает, ничего не делает, стал недоступнее...

Яна — Вообще — это было нормально как раз. Потому что знаешь, после такого секса мне не хотелось вообще ничего. Я спать вообще хотела.

Енот Ашот — И как ты стала после всего относиться к этому, учитывая то, что раньше это все были лишь фантазии и мысли, а теперь стало реальным опытом? Может как-то по-другому думать стала?

Яна — Мне этого не хватает, это огромная психологическая разрядка. И знаешь, вот, кажется, что ты вообще где-то побывал в крутом, классном месте, крышу вообще сносит...

Енот Ашот — Т.е. ты сама посоветовала бы девочке, которая никогда такого ничего в сексе не пробовала — попробовать?

Яна — Да, особенно, если есть склонность к этому — лучше попробовать. Есть некоторые девушки, которые не хотят, чтобы парень был доминирующим. Потому что такое доминирование — оно реально мужское...

А, еще! Что ты думаешь, он пошел после секса воду пить? Ага, щас, будет он воду пить, я тебе соврала! Он не пошел пить воду, он меня заставил принести. Видишь в чем дело, все ему надо.

Он мне так и говорит – иди, поставь чай. Он не просит, как мой парень, или еще что-то. Он говорит – иди, поставь чай. И я иду и ставлю. И я не знаю почему! Я бы другому парню сказала — да иди ты сам ставь. А здесь я себя нормально почувствовала, и я почувствовала, что я должна это делать, я пошла и поставила чай, и налила ему.

И знаешь, сахар, все как он сказал, я узнала, сколько сахара положить. Не сгрубила ему ни разу. Т.е. ничего такого нет, потому что если я начинаю грубить, он мне говорит — я тебя накажу. Все.

Даже не то что грубость, даже если я просто ему что-то скажу, не с той интонацией, он говорит — я тебя накажу, больше так со мной не говори. И я перестала так говорить. И да, каждый раз, когда он пить хотел — принеси воды. Я иду и несу воды. И телевизор, кстати, тоже я включала. Он диктатор, Ну капец вообще (смеется).

 

 

Енот Ашот — И все эти вещи ты будешь делать только с тем человеком, с которым изначально почувствуешь, что он доминантный?

Яна — Да, он должен быть очень доминантным. Потому что знаешь, простого какого-нибудь Васю, который пиво попивает, ему включить телевизор — я никогда в жизни не включу, или еще что-то. Просто я вижу, что этот человек — он мне многое даст, и от наших отношений многое будет.

Енот Ашот — Короче, такому человеку хочется подчиняться?

Яна — Да, ему хочется подчиняться. Мне, конечно, тоже хочется, чтобы было какое-то разнообразие, чтобы он, например, сделал мне эротический массаж, я люблю эротический массаж. И я хочу, чтобы он это делал. Я не хочу, чтобы он постоянно меня бил и грубо занимался со мной сексом. Вот этого мне как раз не хватает…

Енот Ашот — Интересно, вот у вас все это закончилось, и ты пришла домой к своему парню, и как ты к обычному вашему сексу относилась после этого?

Яна — Если честно, у меня парень в этот период не особо хотел секса, и после этого раза мы где-то неделю им не занимались. Ну а потом у меня женские причины были, месячные, я вообще не хотела...

Енот Ашот — Ну а потом, когда у вас начался обычный секс?

Яна — Ну, я вспоминала весь тот опыт. Конечно, секс с моим парнем мне в любом случае нравится, но я вспоминала тот опыт, и его очень не хватало.

Да, кстати, после этого наш первый секс с моим парнем — я начала после секса обижаться на своего парня, отстраняться от него. И вообще просила, чтобы он что-то сделал, но он этого не делал.

А, вот! Единственное, о чем я попросила, когда мы с ним сексом занимались — это попросила мои руки сжать. Но он это сделал не так, как тот парень. Как-то совсем неестественно. Мне это не понравилось. Я, конечно, этого не сказала, но в глубине души подумала, начала обижаться и отстраняться от него.

Т.е. такой удовлетворенности уже не было. Была удовлетворенность от самого секса, но общей удовлетворенности, моральной… потому что мне вообще кажется, по сути, людям, наверное, нужно это. Особенно женщинам. Нужно, чтобы их и правда иногда как-то били, чтоли, точнее даже не били, а иногда подчиняли…

Енот Ашот — Т.е. по факту получается, что тот секс, который у вас сейчас есть с парнем — ты постоянно вспоминаешь тот жесткий секс, и тебе очень сильно всего этого не хватает, ты не смогла бы жить, если бы все постоянно было серо, скучно и обычно?

Яна — Ну, не то чтобы серо и скучно, просто мне вот этих эмоциональных встрясок не хватает. Просто знаешь, человек привыкает к чему-то определенному, и ему это родное.

Но я понимаю вообще, что как женщина — я должна быть женственной, женщиной, все такое, чтобы у меня все это было. А я могу быть женщиной только с мужчиной, который прям реально мужчина, как он, с которым у нас был тот жесткий секс.

Но при этом естественно должна быть любовь и все такое. Почему я не могу сказать, что вот, я ушла бы к нему от своего, и была бы только с ним? Потому что нет любви просто.

Енот Ашот — А с твоим текущим парнем — у вас есть любовь?

Яна — Да, есть.

Енот Ашот — Но у вас нет того, что он как-то доминирует? Как вы это совмещаете?

Яна — Понимаешь, даже вот, допустим, с кем-то в общении, в компании, я не чувствую, что мой парень какой-то лидер. Да, он грамотный, все такое, но — он не лидер. Понимаешь, а мне хочется лидера. Потому что я сама была тоже лидером, в школе там, везде, и мне хочется...

Енот Ашот — В целом мысль понятна. Как ты думаешь дальше поступать со всем этим?

Яна — Вот поэтому я изменяю, наверное, чтобы получить все эти эмоции, которых сильно не хватает...

Енот Ашот — Т.е. ты нашла такой выход — не бросать своего парня, а выход искать в изменах, но бросать своего ты точно не хочешь?

Яна — Нет, никогда. Я с ним, конечно, хотела бы что-то такое попробовать, но это не для него.

Енот Ашот — А дальше ты будешь пытаться что-то делать, просить его что-то попробовать и сделать?

Яна — Ну, да, буду (смеется). Тем более, сейчас, когда я задалась целью быть верной.

Енот Ашот — А раньше у тебя не было цели быть верной?

Яна — Нет, раньше наоборот, была цель, чтобы с разными мальчиками пообщаться (смеется). Я теперь думаю, что измены будут потом большим грузом на совести висеть.

Енот Ашот — А если все-таки тебе будет очень не хватать того самого опыта?

Яна — Ну, если будет очень не хватать и будет уже слишком какой-то большой порыв — то, возможно, я опять стану такой, плохой…

 

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Такая вот интересная беседа у нас получилась.

Я вот стоял рядом с Яной, слушал все это, и подумал – какого хрена я тупил все свои прошлые разы с девушками? Не чувствую себя ведущим из-за ее поведения…

Что блеять за бред?!

Уверенность вообще не зависит от девушек, это первое, а второе – просто бери и делай так, как тебе нравится, без спросу.

 

Читать далее...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *